Ставрополь Суббота, 14 Декабря
Общество, 20.10.2019 13:39

Ни синицы, ни журавля: ставропольская семья с детьми-инвалидами завязла в очереди на жилье

В редакцию «Блокнота» продолжают поступать обращения ставропольских многодетных семей, в которых мамы поднимают наболевшие вопросы по льготному обеспечению не только обещанными земельными участками за третьего ребенка, но и квартирами. 

Тех семей, кто годами стоит в очереди на улучшение жилищных условий. Одна из таких семей – Хава и Геннадий Боровковы, воспитывающие четверых детей.


Метры квартирные и метры земельные

О родительской эпопее с земельными участками мы уже писали неоднократно. В очереди на обещанные шесть соток под ИЖС стоит 5875 семей, но движется она крайнее медленно. Несмотря на то, что еще в апреле 2016 года премьер-министр Дмитрий Медведев поручил в течение трех лет обеспечить многодетных земельными участками с подведенной инфраструктурой либо предоставить им взамен иные меры социальной поддержки. В апреле 2019 года сроки поручения истекли. Но ставропольский воз, точнее обоз, и поныне там Он завяз не только в отсутствии необходимых земельных наделов, но и в бесконечных дискуссиях о размерах возможной денежной компенсации вместо участка.

Минимущества края предлагает сделать компенсацию в размере средней кадастровой стоимости шести соток под ИЖС в регионе. Это чуть более 650 тысяч рублей, однако далеко не все семьи устраивает озвучиваемая сумма, когда активисты замечают, что в том же районе КМВ участки стоят в два раза больше. Потому выплаты нужно делать дифференцированными для разных территорий края. В общем вопрос с земельными метрами снова завис в воздухе.

Равно как и вопрос с метрами квартирными. С одной стороны, не могут не радовать заверения чиновников, что в 2020 году в рамках программы «Молодая семья» около 200 многодетных семей получат социальные выплаты в размере 70 процентов от стоимости жилья, а с другой – в километровых полотнищах списков есть семьи, которые не могут себе позволить роскошь ждать годами, когда очередь дойдет и до них. Например, как семья Хавы и Геннадия Боровковых.

WhatsApp Image 2019-10-20 at 12.47.57.jpeg

Шестеро на общежитейскую лавку?

За плечами у каждого уже были неудачные поиски вторых половинок, когда ребята встретились в одной компании. Вскоре симпатия переросла в любовь, затем – крепкий брак и радостная новость, что в их семье,– где уже воспитывалось двое детей - грядет пополнение, причем двойное! УЗИ, скрининги, обследования – ничего не предвещало беды, когда на сроке 33 недели у Хавы отошли воды, и Коля и Костя появились на свет. Рослые, по 2,5 килограмма, закричали сразу…

«Нам вообще до трех месяцев невролог говорила, что у нас идеальные дети, и никаких патологий в развитии нет», – вымученно улыбается Хава, пытаясь удержать семилетнего Колю, который отчаянно цепляется за маму, чтобы не свалиться на бок. Мальчик с трудом сидит. Но и лежать спокойно не хочет. В живом взгляде мальчишки легко считывается тревога по поводу незнакомой тети, которая пришла всего десять минут назад, и вот уже такая храбрая и сильная духом мама еле сдерживает слезы.

«Ближе к пяти месяцам стало заметно, что сыновья не торопятся переворачиваться, у них слабые ножки, ручки, кривая шейка», – рассказывает мама, как начались ее бесконечные скитания по больницам, прежде чем был выставлен страшный диагноз – ДЦП. Сначала старшему брату Коле. А через год и младшему Косте.

- Костя, наверное, спит? – интересуюсь я.

- В садике еще, - отвечает Хава и поясняет, что диагноз младшего сына проявляется не в столь очевидной форме, как у старшего брата. Костя пусть с трудом, но ходит, да и проблемы с дикцией все же меньше, чем у Коли, но…

«У нас для обоих прогнозы были очень неблагоприятные, а видите, как в жизни получается»,– не теряет оптимизма мама, хотя одной только ей известно, сколько бессонных ночей и адских усилий стоит за этим «как». Массажи, бассейны, реабилитационные мероприятия, физические упражнения на специальных тренажерах, стоящих в углу просторной комнаты, где мы сидим.

К слову, квартиру Боровковы снимают, ежемесячно выбрасывая из семейного бюджета на чужую «трешку» около 15 тысяч рублей. Есть у них и свое жилье – комната в общежитии в 16 метров, купленная на средства материнского капитала. Но как там разместиться шестерым членам семьи – проблема и так, а уж тем более если учесть, что двоим детям, имеющим инвалидность, необходимы особые условия для полноценного развития.

«В тесноте да не в обиде», – поговорка явно не про их случай, почему и пропадает сутками на работе Геннадий, на котором полностью лежит все финансовое обеспечение семьи.

«Нам рассчитывать больше не на кого. Я в лепешку расшибусь, но сделаю все, чтобы все мои дети ни в чем не нуждались», – скупо бросает наш собеседник.

Геннадий вообще не многословен, предпочитая красивым речам реальные поступки, каким и стал переезд в многоэтажку. Там не нужно ломать голову, как поставить кроватки для сыновей, чтобы еще вместились спальные места для старших детей и родителей, и осталось пространство для вертикализатора – специального кресла для кормления, прогулочной и комнатной инвалидной колясок.

WhatsApp Image 2019-10-20 at 12.48.37.jpeg

Ответ все тот же – ждите

В конце ноября 2018 года администрация города Ставрополя включила Боровковых в список учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. И по состоянию на первое апреля 2019 года в общей очереди их порядковый номер – 5381. Или 454-й по спискам граждан, имеющим право на предоставление жилых помещений жилищного фонда СК по договору социального найма.

«В общем, в любом случае, ожидание грозит растянуться на годы вперед, независимо от того, что мы не просто многодетная семья, но и еще с двумя детьми с инвалидностью. Я и губернатору Ставропольского края писала, и на приемную президента с просьбой войти в положение, и как можно скорее помочь решить наш квартирный вопрос. Потому что 15 тысяч в месяц для нас это очень серьезная сумма, которая могла бы идти на памперсы, лекарства, фрукты, игрушки для детей. Ведь так хочется, покупать им конфеты тех сортов, что любят они, а не которые стоят дешевле, и не размышлять возле рыночного прилавка, можем ли мы помимо яблок позволить себе и груши», – сквозь слезы делится непростой жизненной коллизией Хава. И тут же снова надевает на себя улыбку. Потому что она сильная. Потому что у нее дети. И она нисколько не жалеет о том, что жизнь уготовила их семье такое испытание.

«Первое время так чуднО было, когда приходили на прием к врачам, и разве что ленивый не интересовался: «папа, наверное, бросил, и не живет с вами?». Хотя у нас получилось все с точностью да наоборот, когда трудности еще больше всех сплотили. Иногда, конечно, в подушку рыдала и спрашивала: почему именно мы? А с другой стороны, некоторым семьям Бог вообще не дает детей, когда у нас их четверо. Да, дети разные, но это как раз тот самый случай, когда учишься ценить то, на что раньше вообще не обращал внимания – новый звук, новый навык, новый жест. И каждый раз это очередной повод, чтобы улыбнуться и не сдаваться в борьбе за своего ребенка», – уже прощаясь, говорит Хава.

В чем-то Боровковы очень похожи друг на друга. У них есть общая мечта на всех. Точнее две. Совсем фантастическая – когда изобретут некое лекарство и мальчишки исцелятся от недуга, и более реалистичная – о собственном доме. Благо что, в этом году семье был выделен участок под строительство.

«Отличный участок, за который мы очень благодарны государству и краевым властям, но вот строиться-то нам не за что. Кредит мы попросту не потянем. Разве что просто за аренду будем ежегодно еще 600 рублей платить», - признается Ханна.

Поэтому вместо журавля в небе и просят краевых и городских чиновников помочь с синицей в руках. Однако в ответ пока тишина. Видимо, погода не летная.

Юлия Степанова

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
жильеБоровковы
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое